nino56 (nino56) wrote,
nino56
nino56

Круг

Для Заповедника сказок https://zapovednik-2005.livejournal.com/960288.html

- Это должно быть здесь! Я же помню: отец говорил о книге в синей обложке, на которой нарисован огненный шар! - неразборчивое бормотание, исходившее из уст худощавого молодого человека, наблюдатели сочли бы бредом сумасшедшего.
Но человек был один.
Один в комнате, освещаемой тусклым светом настольной лампы на пыльном столе. Один среди книг, сложенных стопками на полу, на стульях, на старом кожаном потёртом диване, на подоконнике. Книжный шкаф зловеще скалился, зияя пустотой полок. Шелест перелистываемых страниц походил на еле сдерживаемый смех. Враждебность сочилась из затемнённых углов, выползала из-под громоздкого комода, растекалась причудливыми тенями на рассохшемся скрипучем полу. Вещи явно не хотели раскрывать тайну человеку, который лихорадочно листал пожелтевшие страницы толстой потрепанной книги. И казалось, что даже огненный шар, нарисованный на синей обложке, ехидно светится плазменными протуберанцами.
- Всё. Больше не могу! - странный человек устало опустился на диван и закрыл глаза. В памяти пёстрым калейдоскопом завертелись обрывочные картинки из счастливого беззаботного детства, оборвавшегося той далекой пронзительной осенью. А после – провал в памяти. Темнота. Неизвестность. Иногда странные слова. Иногда, как вспышки, яркие краткие видения. Долгие годы попыток осмыслить произошедшее. И лишь недавно, работая над докладом профессора Запольского "Круг. Тайны Межгорья", он, Ростислав Зябликов, смог вспомнить последнюю фразу отца.
Межгорье – маленький тихий городок, затерявшийся среди пологих, заросших лесом гор - приобрел почти мировую известность после того, как была открыта аномальная зона, получившая название Круг. Время от времени сюда приезжали ученые, которые проводили свои исследования и делились выводами на конференциях и форумах. Шныряли досужие корреспонденты, выискивая крохи информации, чтобы разразиться какой-нибудь сенсацией. Прокрадывались к опасному месту любители - экстремалы, получая свою дозу острых ощущений. В Межгорье появились шикарные гостиницы для приезжих, был построен исследовательский институт, в городском совете предложили организовать туристические туры, но поостыли, получив грозный отклик сверху. От прежней спокойной жизни остались только воспоминания, и родители Зябликова, изучавшие невесть откуда взявшуюся аномалию, обосновались в деревне Горынь, подальше от городской суеты и поближе к Кругу.
На самом деле считать данное образование кругом можно было лишь условно, ибо точные его границы на местности так и не смогли установить. Только с высоты птичьего полета можно было заметить еле уловимые отличия аномальной зоны от остального лесного массива, выражающиеся в слабом свечении ночью и несколько иной цветовой гамме днем. Линия свечения вытягивалась в неправильную окружность, и кто-то из пилотов, облетая зону, вспомнил гоголевского Вия и пошутил, что круг уже есть, только в ней не Хома прячется, а ведьма-панночка с нечистой силой. Потом  в отчетах это название закрепили официально, и оно пошло в народ. Шутка пилота оказалась пророческой: в Круге исчезли  пятеро местных жителей. Поиски пропавших ничего не дали. Тогда организовали охрану, выставили предупреждающие знаки, обеспечили ежедневное патрулирование и облеты  зоны.  Постоянное информирование об опасности, которое усугубили страшилки, рассказываемые  "очевидцами" сделали свое дело: в Круг никто не совался. Охрану ослабили, а потом и вовсе сняли из-за необъяснимого ужаса, который начали испытывать люди, случайно, или намеренно оказавшиеся в загадочном месте. Группы ученых время от времени пытались вести работу в самом Круге, но быстро ее сворачивали из-за начинавшихся психических расстройств. Поэтому стали ограничиваться измерениями вблизи и наблюдениями сверху.
Зябликовы вели свои наблюдения в частном порядке. Им не нравилась закрутившаяся бюрократическая машина, когда исследование аномалии вышло на государственный уровень. Многочисленные инструкции, разрешения, подковерная борьба мнений, истовая уверенность в правильности того, или иного метода тормозили работу. Поэтому, уйдя из института, Зябликовы и обосновались в Горыни, намереваясь идти своим особым путем. Ростислав был тогда слишком мал, чтобы понимать, что ищут его родители. Они уходили к Кругу, делали измерения, что-то записывали, а дома горячо о чем-то спорили. Заметив недоумевающий взгляд сына, отец начинал говорить непонятными словами, а спохватившись, обнимал сына за плечи, и, наклонившись, глядя в глаза, говорил, что если им не удастся завершить начатое, то Ростислав продолжит их дело и обязательно раскроет тайну Круга. Мать улыбалась, глядя на них, потом вспоминала о своих женских обязанностях и начинала хлопотать по дому. Отец запирался в своем кабинете, выходя лишь к ужину, а потом снова углублялся в свои расчеты.
Но случались и дни отдыха. Родители Ростика - заядлые грибники, они не могли пропустить сезон тихой охоты. Сына брали с собой, стараясь привлечь его к своему хобби и попутно объясняя премудрости лесной грамоты. Вот и тогда, в ясный сентябрьский день, они все вместе весело перекликались, все больше углублялись в лес и, охваченные азартом, не заметили, как перешли запретную черту… Всё, что запомнил после этого Ростик - яркую вспышку света. Дальше память мальчика словно защёлкнулась на замок. Каким образом и куда исчезли родители, как он смог самостоятельно выйти из леса и добраться в деревню, Ростик объяснить не мог. Странная амнезия напрочь перечеркнула лишь этот злополучный день. Все остальное мальчишка прекрасно помнил и осмысливал.
Искать исчезнувших в Круге было бесполезно. Зябликовы пополнили ряд таинственных исчезновений, которых к тому времени насчитывалось уже около восьми. Временно  снова была  обеспечена охрана, а потом все стало, как раньше: Круг продолжал жить своей непонятной жизнью, а люди так и не приблизились к его разгадке.
Единственно близкий Ростику человек, тётя Соня, недавно овдовевшая,оформила над мальчиком опеку, продала свой дом в деревне и перебралась в город. Всю свою нежность она отдавала племяннику, стараясь вытянуть Ростика из того подавленного состояния, в котором он находился после исчезновения родителей. Чтобы хоть как-то отвлечь от произошедшего, тётя Соня устраивала дома детские праздники, приглашая чуть ли не всех ребятишек с округи, ходила с ним в походы, пыталась увлечь коллекционированием, возила на отдых к морю. Потихоньку мальчишка оттаял и в школе ничем не отличался от своих сверстников, разве что иногда как будто застывал, пытаясь что-то вспомнить. Зная о случившейся трагедии, Ростика не тревожили в эти минуты, хотя тётя Соня пугалась и говорила: " Опять он в своём Круге…»
«Дорогая тетя Соня, как я благодарен тебе за твою любовь! Ты изо всех сил старалась увести меня, из Круга, а я взрослел, и Круг все больше затягивал меня в свою орбиту. Я тайком читал все статьи, которые только мог достать, о его загадках. Я приезжал в родительский дом в Горыни, который ты так и не решилась продать, иногда делал вылазки в лес, чтобы вспомнить хотя бы одно мгновение того дня. Я скрывал это от тебя, чтобы не тревожить, но ты, наверняка, знала, никогда меня не упрекала. Ты надеялась, что я смогу забыть, а когда поняла, что этого не произошло, сделала самый большой подарок в моей жизни, дав мне ключ от этой маленькой квартиры, в одну из комнат которой ты перевезла отцовскую библиотеку. Я знаю, что за рукописи отца тебе предлагали огромные деньги. Тебе говорили, что это необходимо для науки, но ты упрямо говорила, что не знаешь, где они находятся. Ты отдала их мне, сказав, что теперь они будут в надежных руках. Спасибо, тебе, родная! И пускай мне еще многое непонятно, но когда-нибудь я смогу выполнить просьбу отца, раскрыв тайну Круга. А сегодня, наконец, я смог вспомнить его слова, сказанные прежде, чем он меня оттолкнул от себя, уже растворяясь в непонятной дымке, окутавшей его и маму. Он сказал, что разгадку всего надо искать, здесь, на земле, а не в небесах. А потом я слышал только затихающие слова: книга, шар, синий…»
Ростислав Зябликов зябко повел плечами и открыл глаза. В комнате было холодно: отопительный сезон еще не начался. Глядя на разгром, который он устроил, молодой человек подумал, что неплохо бы прибраться, но решил оставить это на потом. Положив заветную книгу в портфель, встал с дивана, осторожно прошел к двери, тихонько притворив её, словно боясь спугнуть очнувшуюся тайну. «Надо будет перебраться сюда для работы», - подумал Зябликов, спускаясь по лестнице.
На другом конце города его ждала тетя Соня, горячие пирожки, чашка крепкого кофе и любимая лампа под зеленым абажуром…
- Ростислав, может еще пирожок?- тетя Соня хлопотала на кухне, стараясь накормить племянника, как и всегда она это делала. - Ты же почти ничего не ел, худющий какой сделался!
- Нет, спасибо, я сыт. Устал, пойду спать. Не сердись, я тебя очень любпю! – племянник чмокнул в щеку огорченную тетю и отправился в свою комнату.
Заснуть не удавалось. События последних дней хаотично перемешивались, наползали друг на дружку, будто устраивали драку за первоочередное внимание хозяина. Зябликов включил настольную лампу, достал книгу, решив ознакомиться с его содержанием. Там,в библиотеке, лихорадочно перелистывая страницы, он искал в книге только Знак, который, по его мнению, должен был оставить отец. Карта, выделенная картинка, пометки, подчеркивание - ничего этого не было. Зябликов даже заглянул в переплет- вдруг там что-нибудь припрятано? Увы!
Молодой человек углубился в чтение. На первый взгляд это был обыкновенный сборник легенд и сказок с иллюстрациями, ничем не связанными друг с другом. Ну что же, необходимо все прочитать, необходимо каждое слово, каждую картинку, подвергнуть анализу - ведь хотел же отец что-то ему сообщить?
Во вступлении к книге неизвестный собиратель сообщал о том, что сказки , мифы и легенды не так уж и сказочны, что в них таится подсказка для понятливых, что для того, чтобы то, или иное явление стало реальностью, надо в него лишь поверить.
“Да верю, я верю! То, что произошло со мной и моими родителями реальнее быть не может! Дальше–то что”? – в некотором раздражении подумал Зябликов и стал знакомиться с легендами по оглавлению. Ему не терпелось как-то побыстрее связать тот сентябрьский день с написанным  по смысловым конструкциям. Пропустив несколько средневековых легенд о волшебной палочке, которую якобы использовал Парацельс, о чудесах материализации, когда реальные предметы и пищу можно было добыть из воздуха,о пришельцах и НЛО, разочарованный Ростислав выделил лишь те, которые рассказывали таинственных исчезновениях. Таких описаний было довольно много, и Зябликов решил их классифицировать.Отбросил исчезновения с криминальным подтекстом и исчезновения без очевидцев, исчезновения в море и воздухе, исключил Бермудский треугольник и другие известные во всем мире места. Решил оставить только коллективные и одиночные исчезновения на глазах у очевидцев, сопровождающиеся необычными явлениями. Достал из шуфляды стола доклад профессора Запольского и понял, что уснуть не удастся…
Утренний свет начал пробиваться сквозь плотно задернутые шторы. Ночное бдение Зябликова закончилось. Чтобы осмыслить прочитанное и попытаться не утонуть в дебрях предположений, кратко описал в своем дневнике варианты, подведя под них научную базу, которую выудил из доклада. Получалось, что Круг, по-видимому, является порталом в параллельный мир. Физики давно склоняются к тому, во Вселенной существуют несколько сжатых пространств, в которые можно попасть через эти порталы. Все примеры исчезновений подходили под эту теорию.
“Есть одна нестыковка,- подумал Зябликов, подойдя к окну.-Порталы появляются и счезают непроизвольно в самых неожиданных местах. А Круг существует уже много лет.Значит этот портал создан намеренно. Кем? Для чего? Отец тогда сказал, что ответ надо искать на земле. Что это значит? Его расчеты, которые он делал, для меня слишком непонятны - я не геофизик. А отдать их кому-то я не могу: вдруг они попадут в нечистоплотные руки»?
В это время тетя Соня робко постучала в дверь
. – Ты не спал всю ночь, мой мальчик. Нашел что-нибудь?
Что ответить этой милой женщине, самому дорогу человеку на земле? От нее трудно что-нибудь утаить, она чувствует малейшие изменения интонации его голоса, от нее не спрячешь взгляд, не отмахнешься пустяковым разговором.
– И да, и нет, тетя. Присядь,- племянник говорил спокойно и отрешенно, как будто все что произошло, было не с ним, как будто все эти годы промелькнули, как одно мгновение. « Значит, он все решил. То, чего я боялась, от чего старалась отвести, случится»,- слеза предательски блеснула в уголке глаза и женщина отвернулась.
– Не сейчас, - будто угадав ее мысли, как-то особенно нежно и мягко ответил Зябликов.- Чтобы понять формулы отца, мне надо учиться. Мне надо стать таким, как он, как мама, всецело преданным науке. Некоторое время я побуду с тобой, приведу в порядок библиотеку отца, а потом уеду. Хочу учиться у профессора Запольского: именно он, по-моему, ближе всех подобрался к разгадке Круга.
Тетя Соня вздохнула с некоторым облегчением. Больше всего она боялась, что ее Ростик однажды решиться войти в Круг и исчезнет, как ее брат с женой. Она не могла ему это запретить, как не могла помочь забыть, да и стоило ли? Возможно, что он все же войдет туда. Но не сейчас. И, даст бог, не один. И пускай через некоторое время он будет далеко от нее, но будет здесь, на земле, в этом измерении, а не где-то в неизвестности.
- Я приму любой твой выбор, мальчик, - ответила женщина. -А сейчас я приготовлю тебе завтрак.

Толпа шумела на широкой площади Межгорья. На возвышении, похожем на сцену, в глубоких роскошных креслах восседали люди в белых блестящих одеждах. Их было девять. Голову одного из них венчал обруч, украшенный драгоценными камнями, в руке был сияющий жезл. Всё указывало на то, что, этот человек и являлся главным сего действа, которое разворачивалось перед глазами двух изумленных путников - мужчины и женщины . Главный поднял руку, и толпа притихла.
- Итак, путник, ты говоришь, что прибыл из Круга, а попал туда случайно, не по своей воле.
- Послушайте, я это уже несколько раз это говорил, вам и вашим приближенным!-ответил мужчина.
- Да будет тебе известно, что у нас нет приближенных, есть равные из равных.
- Хорошо, пусть будет так. Я не понимаю, зачем вы нас сюда привели, к чему весь этот спектакль?
– Это не спектакль, путник, это суд, самый справедливый под небесами. Что еще вы можете сказать в свое оправдание?
- Да поймите же вы, наконец, мы не из вашего мира! Мы из другого измерения!
- Вы хотите сказать, что вы посланники богов? Они создали этот Круг и время от времени появляются перед нами. Но они выглядят по-другому и никогда не присылают своих посланников. Значит, вы самозванцы и злостные нарушители закона. Никто не имеет права входить в Круг. Кто нарушил закон, тому…
- Смерть! – взревела толпа.
- Но…
Огненный шар появился в небе. Время от времени шар менял свою форму, превращаясь в эллипс. Взгляды всех устремились вверх, и люди на площади пали ниц, а восседавшие в креслах встали и склонились в почтительном поклоне. « Боги! Сами боги явились! Они сердятся!» - зашелестело в толпе. Шар завис над путниками, и белесая дымка окутала их.
- Протяните руки, у нас мало времени, - раздался вдруг знакомый голос где-то из глубины шара. Подхваченные клубами энергии, мужчина и женщина исчезли в центре шара, а в толпе раздался вдох восхищения. Шар медленно удалялся, пока не превратился в золотую точку…

Когда тетя Соня вошла с завтракам в комнату племянника, тот мирно спал на диване, по-детски свернувшись в клубочек. Улыбка блуждала на губах, брови удивленно приподнимались, лицо выражало несказанную умиротворенность. «Устал, мой исследователь, ничего, завтрак подождет»,- тетя Соня осторожно закрыла дверь
 На улице бушевала золотая осень, и кроны деревьев были похожи на золотые шары. На детской площадке перед домом дети нарисовали на асфальте круг, по очереди бросая в него плоский камешек, и попадание вызывало у них бурный восторг. Из открытого окна на первом этаже доносились слова: "адресованная другу, ходит песенка по кругу, потому что круглая земля…", и на бескрайних просторах нашей  планеты другие измерения ждали своих путешественников.
Tags: сказки для проекта
Subscribe

promo nino56 january 6, 2015 00:31 3
Buy for 20 tokens
Этот чёрный туннель казался бесконечным. Дарсен Блэйн проваливался в него всё глубже и глубже, но страх от падения постепенно исчезал. Даже кромешная тьма уже не так давила, и спокойствие заполняло его всего без остатка. Где-то там, вне туннеля, раздавались голоса, они казались Дарсену…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments