nino56 (nino56) wrote,
nino56
nino56

Categories:

Лауреат.

Рассказ для проекта в Заповедник Сказок  https://zapovednik-2005.livejournal.com/792494.html

- Эй, пора вставать, будущий лауреат! - бесцеремонно тормошил своего киборга Сэма Рой Джекинг.- Процесс самопознания не завершён до конца…
Киборг лениво потянулся, зевнул и сказал:
-А я и занимаюсь самопознанием. Надо же мне освоить эту биологическую оболочку. Ведь ты желаешь, чтобы я выглядел вполне человекоподобно…
- Премию дают не за человекоподобие, а за конкретные достижения в определённой области!
- Но ведь ты же не определился с этой областью. Кем я должен быть: биологом, математиком, физиком?
Рой задумался.
- Знаешь, мне, в общем, неважно, кем ты станешь. Просто я должен доказать миру, а самое главное, этому зазнайке и выскочке Андрису Скотту, что киборг может самопрограммироваться…
-Ну так и доказывай, при чём здесь я?
Рой Джекинг жевал бутерброд и чуть не поперхнулся.
- А не много ли ты на себя берёшь? Без году неделя, а самомнения выше крыши!
- Мне пять месяцев, три недели и два дня! – отрапортовал Сэм. Затем он задумчиво почесал в затылке, как всегда делал Рой во время раздумий, и произнёс:
- Опять эти…как они там называются, поговорки! Какой смысл прятать истинное значение высказывания в какие-то странные словосочетания, не имеющие с ним ничего общего!
- Ну почему не имеют общего значения? Просто это значение зашифровано....
- Это как? – удивился Сэм, смешно приподняв брови и слегка выкатив глаза.
Рой улыбнулся. Его забавляла эта манера Сэма копировать его жесты и мимику. Киборг в основном общался только с ним, и вживание в образ человека происходило по его подобию. Плохо это, или хорошо, Джекинг пока не знал. Программа запущена, задачи определены, ему, как создателю, остаётся только наблюдать.
- А вот так. Займись этим, если тебе интересно.
Киборг некоторое время молчал, а потом произнёс:
- Не пойму я тебя, Создатель. Ты задал мне программу - достичь успехов в науке. И вдруг предлагаешь заняться поговорками. А как-же премия?
- Не называй меня Создателем. Войдёт в привычку – не избавишься. А что касается премии...
Рой вдруг хлопнул себя по лбу и воскликнул:
- А ведь это идея! Что нового мы с тобой откроем в той же физике, химии, биологии? Нужны лаборатории, штат сотрудников, оборудование…А в области литературы нужна только твоя самопрограммирующаяся голова и библиотека!
- А талант? Талант не нужен?
- Не без этого. Но Комитет по литературе в нынешнем составе состоит сплошь из учёных-литературоведов, которые в чужих талантах видят свою бесталанность, посему предпочитают соискателей скромных, не выпячивающих своё я и слегка известных в определённой литературной тусовке…
- Ты неплохо изучил предпочтения Комитета, - с некоторым ехидством заметил Сэм.
- Я неплохо изучил людские слабости и очень хотел бы, чтобы ты в своём самопрограммировании не брал их за основу.
-Значит, ты предлагаешь мне стать писателем?
- А что? Перечитаешь классиков и лауреатов, определишься с жанром, начнёшь сочинять. Твои сочинения мы разрекламируем, разместим на сайтах, протолкнём в газеты, сделаем пробные тиражи…
- Кто это мы? – в голосе киборга послышалась тревога.
- Я и Элвин, ты же его знаешь…
Киборг успокоился.Иногда на него находили приступы социофобии, но Рой решил не вносить изменения в программу, считая, что это сродни детской боязни оставаться одному в тёмной комнате.
- Элвин хороший! - изрёк Сэм. – Что же, раз ты хочешь, чтобы я стал писателем, я буду писателем.
- А сам ты ничего не ощущаешь? Никакого интереса?- разочарованно вымолвил Рой.- Мне показалось, что поговорки тебя задели…
- Задели, не значит, заинтересовали, - назидательно ответил киборг.- Не волнуйся, не зря я СЭМ – самоусовершенствующаяся электронная машина.
- Вообще, я назвал тебя в честь своего деда.
- Неважно в честь кого меня назвали, важно, кем я себя ощущаю!– гордо ответил Сэм и прошагал в библиотеку мимо ошарашенного Роя.
- Растём!- констатировал Рой и пошёл договариваться с Элвином о встрече.

С тех пор, как Рой объявил Сэму о его будущем призвании, тот не вылезал из электронной библиотеки. Он глотал классику и современную литературу с жадностью изголодавшегося странника, перед которым появились аппетитные яства, Он с ходу мог назвать названия всех произведений, написанных в разные эпохи, выделить основной сюжет, отметить особенности жанра и даже  покритиковать авторов за недостатки. Он окунался в атмосферу эпох, пытался определить алгоритм логики, каким руководствовался автор, заставляя своего героя то героически погибать, то трусливо сдаваться на милость врагу. А уж любовные переживания доводили Сэма до полного перегревания и ступора, в результате чего Рой посоветовал киборгу немного абстрагироваться от прочитанного, дабы избежать полной перезагрузки. Такое самозабвение напрягало: пора бы определиться с жанром и заняться сочинительством. Но видя, с каким упорством Сэм штурмует массивы литературного творчества, решил не торопить будущего сочинителя .В конце концов, этого требует чистота эксперимента.
Наконец Сэм сказал Рою, что будет писать исторический роман. Рой не стал вникать в суть замысла, кивнул головой и углубился в своё программирование.

Прошёл месяц. Каждое утро у Роя начиналось с литературного ликбеза.За это время выдающийся программист узнал, от Сэма, что гипербола - это не парабола, а тропы бывают не только лесные, что аллюзию надо отличать от иллюзии, а антифразис не надо путать с антифризом. Окончательно добило Роя прочтение книги одного лауретата, после чего киборгу была предоставлена полная свобода самовыражения

 Рой же с Элвином занялись бюрократическими процедурами. Стоило большого труда уговорить знакомого директора литературного агентства подать заявку на номинацию будущего романа Директор долго не соглашался, но, когда ему пообещали подарить новую модель робота-секретаря, сдался.
А потом началась небывалая рекламная кампания. Элвин сумел растормошить всех своих знакомых,, привлекли телевидение, говорящие головы читали главы романа почти круглосуточно. Во всех киосках со страниц иллюстрированных журналов смотрел улыбающийся Сэм, указывающий пальцем  на свой роман.
Название романа звучало заманчиво и таинственно: "Тайна Скиртунского замка или возвращение Чёрного рыцаря».
Да, исторические названия и имена удавались Сэму лучше всего. Причудливым сочетанием букв и слогов они вводили читателей в транс.Ещё большим испытанием для них становились необычайные извивы сюжета. Запутавшись окончательно в исторических мистификациях и не желая признавать свою неосведомлённость, все приходили к выводу, что автор талантлив и оригинален, а роман заслуживает самой высокой оценки. Сэму сделали паспорт, киборг стал появляться на многочисленных презентациях и встречах, перестал бояться скопления людей, долго и обстоятельно отвечал на вопросы журналистов, блистая своей эрудицией.

Всё шло, как по маслу. Выдвижение состоялось, соискателей утвердили,осталось только проголосовать.. Рой улыбался, наблюдая , каким самодовольством светится Сэм, созерцая свою физиономию в газетах. Он выбрал себе псевдоним Робин Роб, а фамилия по паспорту у него была, как и у своего создателя -Джекинг. Слава ничуть не испортила Сэма, он оставалсятем же весёлым и славным киборгом.Рой Джекинг свои наблюдения и выводы по самопрограммированию киборга оформил в виде доклада, с которым собрался выступить после церемонии награждения Сэма, если тому удастся стать лауретатом.
И тут учёного словно ударило током. Он абсолютно забыл о юридических тонкостях. Паспорт, выданный Сэму, де юре приравнивал его к людям! Получив премию как человек, Сэм перечёркнёт всю работу Роя, ибо юридически Сэм киборгом уже не являлся! В обозримом будущем маячил огромный скандал, и этой оплошностью, конечно, воспользуется его злейший враг Андрис Скотт. Вместо жирной точки в виде заслуженной премии на репутации Роя будет поставлена жирная клякса в виде судебных исков.
Целый день Рой ходил мрачнее тучи. Заметив унылый вид создателя, Сэм поинтересовался причиной плохого настроения, ведь всё идёт как нельзя лучше. Рой не стал скрывать правду и выложил, всё в подробностях.
- Странный народ вы, люди! – задумчиво произнёс Сэм.- Придумали такие законы, что сами в них путаетесь. Придётся переквалифицироваться в юриста...
И киборг с таким же воодушевлением,с каким  писал роман, ушёл в мир юридических справочников и инструкций.
Через пару дней Сэм с сияющим лицом подошёл к своему создателю и сказал, что, возможно, нашёл выход из такой щекотливой ситуации.
- Ведь что главное в юридической практике?- разглагольствовал он. – Главное – создать прецедент. А потом обставить его юридическими тонкостями так, чтобы комар носа не подточил.
И Сэм рассказал Рою, что в истории вручения премий Комитетом были случаи отказа от неё. Поэтому, если ему вручат премию, он сначала откажется от премии. Затем он откажется от паспорта и станет киборгом юридически. А потом он будет апеллировать к академикам, чтобы премия перешла к Рою, как к его создателю.
- И закрутится юридическая машина! Зашелестят мантиями академики, зашепчутся, забегают! Поднимет шум пресса! А нам это только и надо, о твоём правонарушении либо забудут, либо простят,– с упоением вещал Сэм.
- Да Вы поэт, батенька. Дай-ка я тебя обниму, моё творение! - растрогался Рой.
Через пару дней были объявлены лауреаты, в числе которых обретался и талантливейший прозаик под псевдонимом Робин Рой Джекинг. До вручения премий оставался ещё месяц. Для Сэма он промелькнул, как мгновение, а для Роя растянулся в томительном ожидании.
Настал торжественный день. Сэм в чёрном смокинге выглядел очень солидно, а Рой как-то совсем потускнел и сник. Его подбадривал друг Элвин и два сотрудника прессы, приглашённые Сэмом.
Награждение состоялось.
Взяв из рук Председателя награду, Сэм стал читать ответную речь:
-Члены Комитета, дамы и господа!
Благодарю всех за то, что оценили мой скромный труд.
Труд писателя - это, скорее всего, труд скорби и разочарований, чем труд радости и восторга.
Когда я выбрал эту стезю, я ещё не знал, как тяжело выразить словом все свои эмоции и мысли. Я продирался сквозь дебри умозаключений своего героя, пытаясь постичь его логику, всё время ускользающую от меня. Я сто раз ставил себя на его место, стараясь понять, почему он должен поступить так, а не иначе. Мне порой казалось, что мой герой не походит на человека, что он лишь сухая схема из слабо согласуемых поступков и понятий.
Дамы и господа!
Я перехожу к самому главному.
Сейчас перед вами стоит тот самый герой, которого создала причудливая фантазия человеческого разума, его талант и гений. В меня вдохнули жизнь, и я, как мой книжный герой, стал жить независимо от своего Создателя.
Дамы и господа! Я не являюсь человеком. Я киборг. Меня создал величайший учёный Рой Джекинг.
Это он, а не я должен получить данную премию.
Я отказываюсь от премии в его пользу.
Те юридические нарушения, на которые вынужден был пойти мой создатель, не столь велики, как велик его труд, доказывающий, что киборг может , как и человек, самоусовершенствоваться.
Я выполнил свою задачу и смог доказать вам, людям, что я тоже звено эволюции, звено эволюции человеческого разума.
Призываю вас оценить по достоинству сей невероятный труд учёного Роя Джекинга.
Со смирением и надеждой на понимание,
Киборг Сэм .
Зал замер в удивлении и замешательстве, а потом разразился аплодисментами.
Члены Комитета сидели с напряжёнными и недоумевающими лицами.
Пресса кинулась терзать Роя и Сэма.
Бум, поднятый по этому поводу, был невероятный.
Специальная комиссия на уровне правительства проводила многочасовые заседания,чтобы разрешить данный киборгейт.
Андрис Скотт обвинил Роя Джекинга в нарушении корпоративной этики и потребовал аннигилировать киборга, ссылаясь на закон под номером 13, запрещающий проводить эксперименты, которые могут привести к непредсказуемым последствиям.
Узнав об этом, люди вышли на улицы, призывая аннигилировать самого Андриса Скотта.
Рой Джекинг пообещал отказаться от всех своих званий и переехать вместе с Сэмом в другую страну, а в случае запрета- уйти в подполье.
Компромисс был найден.
Киборга Сэма объявили человеком, ибо машина не может создавать произведения, которые смогли удостоиться премии самого Комитета.
Все этапы самопрограммирования киборгом были пройдены, что подтверждено докладом Роя Джекинга. Однако в дальнейшем учёному было рекомендовано воздержаться от работ по киборгизации.
Роя и Сэма такое решение вполне устроило.И хотя со званием лаурета Сэму пришлось расстаться, он не теряет надежды получить его в дальнейшем. Сэм Джекинг пишет научную работу о пословицах и поговорках, а Рой трудится над созданием робота–секретаря.
Tags: сказки для проекта
Subscribe

  • 11 увлекательных историй о музеях и их экспонатах

    1. Музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, Москва Меценат Юрий Нечаев-Мальцов вложил в строительство музея 2 млн из 2,6 млн рублей…

  • Умыть Голливуд

    Вчера в русскоязычном сегменте интернета бурно обсуждали прибытие на МКС киношного экипажа. Мнения разделились. Кто-то считает, что в этом нет ничего…

  • " Комсомолка" и все, все, все

    Можно по- разному относиться к СССР и ее политическим организациям. Можно ненавидеть коммунистов, снисходительно относиться к комсомольцам, жалеть…

promo nino56 january 6, 2015 00:31 3
Buy for 20 tokens
Этот чёрный туннель казался бесконечным. Дарсен Блэйн проваливался в него всё глубже и глубже, но страх от падения постепенно исчезал. Даже кромешная тьма уже не так давила, и спокойствие заполняло его всего без остатка. Где-то там, вне туннеля, раздавались голоса, они казались Дарсену…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • 11 увлекательных историй о музеях и их экспонатах

    1. Музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, Москва Меценат Юрий Нечаев-Мальцов вложил в строительство музея 2 млн из 2,6 млн рублей…

  • Умыть Голливуд

    Вчера в русскоязычном сегменте интернета бурно обсуждали прибытие на МКС киношного экипажа. Мнения разделились. Кто-то считает, что в этом нет ничего…

  • " Комсомолка" и все, все, все

    Можно по- разному относиться к СССР и ее политическим организациям. Можно ненавидеть коммунистов, снисходительно относиться к комсомольцам, жалеть…