nino56 (nino56) wrote,
nino56
nino56

Categories:

Вечная песня

Для Заповедника сказок

http://zapovednik-2005.livejournal.com/504204.html

Одинокий Маяк жаловался Океану:
- Одряхлел я совсем. Никому теперь не нужен. У кораблей  есть такие приборы, которые и мели показывают, и расстояние до берега, ночь и шторма им нипочём. Пора мне на покой, только вот Смотритель упорно каждый вечер зажигает огонь в моей башне, а утром гасит. Люди с посёлка говорят. что он не в себе...
Океан плеснул волной в знак согласия.
- Жаль мне его, - продолжил Маяк. - Не может он смириться с тем, что его профессия отмирает. Помню его молодым, как он взбегал по крутой лестнице, зажигал огонь, зорко всматривался в даль... Скоько судов он спас от гибели, сколько капитанов приходили его благодарить! Где теперь те суда, и где те капитаны...
Океан лениво молчал, изредка всплёскивая, словно просыпаясь от внезапно нахлынувшего воспоминания.
- Я недавно перемигивался с соседом на островке Айгун. Тот просигналил, что теперь у него новая работа: к нему возят туристов, а в башне устроили музей, и огонь внутри электрический, очень яркий и красивый...
Океан задремал под неторопливый монотонный рассказ  Маяка. Наступал вечер.Чайки крикливо ссорились меду собой, выхватывая одна у одной добычу. Где-то вдалеке раздался гудок   Белого парохода, который всегда в это время проходил мимо посёлка. К пристани он причалил только дважды. В первый раз одна молодая, капризная, но очень важная особа, увидев маяк, захотела  подняться вверх по лестнице на смотровую башню. Капитан вынужден был подчиниться, ибо этой особой была дочь владельца парохода. Маяк до сих пор помнил запах её духов, шорох шелкового розового платья, восторженный взгляд, негромкий вскрик, когда он спотыкалась на ступеньках лестницы, и её осторожно подхватывал за локоток   внезапно оробевший Смотритель. Ах, какой у неё был мелодичный голос! Как красиво развевались на ветру ленты её шляпки, касаясь алых шёк Смотрителя, какой сбивчивой стала его речь, когда девушка о чём-нибудь его спрашивала, как украдкой смотрел он на неё, внезапно задумавшуюся, глядящую в простор океана. На прощание она подарила Смотрителю свой ажурный платочек...
Сколько лет прошло с тех пор! Говорят, что Смотритель несколько раз ездил в Большой город и там он встречался с ней тайком, Но вскоре отец, узнав об этих встречах, увёз её за границу и выдал замуж за очень богатого человека.Смотритель получил её прощальное письмо, и здесь, в башне он читал его вслух и плакал...
Второй раз Белый пароход причалил к берегу во время войны.Он увозил женщин и детей из Большого города, и надо было пополнить запасы воды и продовольствия. На корабле был новый капитан, корабль уже  принадлежал не прежнему судовладельцу, а пароходной кампании.
Сейчас Белый пароход  возит пассажиров, и всегда приветствует гудком старый Маяк, вспоминая дни своей молодости. Гудок стал хриплым, но Маяку приятно было его слышать, как и Смотрителю, который обычно всегда в это время являлся, чтобы поприветствовать пароход зажжённым огнём. Но сегодня Смотритель почему-то задержался.
Маяк стал волноваться. Уж не случилось ли чего-нибудь плохого?
Знакомые шаги стали  для Маяка лучшей мелодией на Земле. Он понимал, что пока жив Смотритель, жив и он, Маяк. И хотя он ворчливо жаловался Океану, на самом деле  очень гордился тем, что в его башне горит самый настояший Живой Огонь, зажигаемый Смотрителем. Он верил, что когда-нибудь этот Огонь спасёт жизнь какого-нибудь Парусника. Хорошо, пусть не Парусника. Пусть  рыбацкого Баркаса. Пусть даже самой маленькой Лодки, которая не успела засветло добраться до берегов. Но спасёт, и люди поблагодарят за это Смотрителя. И тот улыбнётся и скажет Маяку:
- А мы с тобой ещё ого-го!
Смотритель появился на тропинке, тяжело дыша. Выглядел он совсем неважно, и Маяк с болью подумал  о предстоящей  разлуке. Люди не вечны. Не вечен и Маяк, но у камней впереди века, а у людей только годы...
- Да, опоздал я сегодня, друг мой, - отдышавшись, сказал Смотритель.- Приболел немного. Ничего. Сейчас я поднимусь и зажгу Огонь. Кому в этом мире станет теплее и светлее...
Он стал медленно подниматься по лестнице, отдыхая чаще обычного.
Поднимался ветер. Океан проснулся и сердито стал бросаться волнами, недовольный тем, что потревожили его покой.
- Передали, что будет шторм,  но нам это не впервой, да? Помнишь, какой шторм бушевал  десять лет назад? Несколько раз Огонь гас, но мы ведь не сплоховали, да,  спасли парусник...
Да, Маяк помнил об этом.  Тогда ветром разбило смотровое окошко, и Смотритель зажег фонарь и под дожём и ветром простоял на смотровой площадке несколько часов.И хотя свет фонаря был слабым, но его заметили и  смогли отвести парусник в безопасное место. Удивительно, но Смотритель даже не простудился...
Вскоре Огонь был зажжён,  старик присел на своё любимое место и стал всматриваться в темноту.
Сегодня, как никогда, Маяк чувствовал его мысли. В них появилась Она, девушка в розовом платье, любовь всей жизни Смотрителя. Он не пытался её отыскать, она запретила в том письме это делать. Видно, боялась, чтобы отец не сделал ему что-нибудь плохое. Она попросила его просто жить и помнить. И он никогда не забывал её. Он заказал Художнику  портрет, и тот по словам Смотрителя воссоздал её облик на холсте. И теперь  портрет находился в этой башне, где Смотритель  и проводил большую часть времени, хотя в посёлке у него был свой дом.Старому человеку тяжело находиться среди сырых каменных стен, поэтому с рассветом он уходил в посёлок.
- Знаешь, - говорил Смотритель Маяку, -  сегодня я видел удивительный сон. Она пришла ко мне и сказала, что вернётся  навсегда. Я так хочу её увидеть!
 Маяк всматривался в океан, где уже вовсю бушевали огромные волны. Выл ветер, хлестали молнии, гремел гром. И какоё-то маленькоё судёнышко болталось  совсем недалеко от берега, рискуя наскочить на скалы.
Теперь и Смотритель заметил это и открыл дверь на смотровую площадку.
- Куда ты, безумец! - простонал Маяк то ли судёнышку, то ли Смотрителю.
А Смотритель вдруг с зажжённым фонарём стал сигналить, всё время смещаясь вправо. Маяк понял, что он показывает людям на судне, что надо  брать правее, при этом он ещё кричал, как будто его могли услышать.
Видно, на судне заметили свет фонаря, потому что оно действительно потихоньку стало забирать правее.
Шторм вдруг внезапно стих, и Маяк со Смотрителем облегчённо вздохнули, судёнышко пршвартовывалось к пристани.
Смотритель вернулся в башню, сел на стул, взглянул на портрет, улыбнулся и закрыл глаза.
Каменное сердце Маяка сжалось от недоброго предчувствия.
Лёгкие девичьи шаги застучали по лестнице.
- Скорей! Скорей! - торопил их Маяк.
Дверь тихонько скрипнула и в башню вошла Она.
Смотритель открыл глаза.
- Я знал, что ты вернёшься, - тихо сказал Смотритель.
- Отец,- прошептала  девушка, становясь на колени.-Наконец, я нашла тебя!
Необыкновенная тишина опустилась на землю, лишь Океан пел вечную песню Любви...


Tags: мои сказки
Subscribe

  • отзыв о любимой картине (1989г.)

    Картина А.К. Саврасова" Зимний пейзаж" Сколько в ней тревоги и напряжения! Огромное тёмно-свинцовое небо нависло над заснеженным…

  • В память о любимой учительнице...

    Я поднимаюсь по лестнице.Самых первых ступенек в полумраке не видно; ступаю осторожно,боясь споткнуться.А когда их преодолеваю, наступает облегчение,…

  • Мои миниатюры

    Листок бумаги дрожал в её руке, неожиданно ослабевшей.Такие долгожданные строки. а радости нет, только смертельная усталость и пустота. Ожидание,…

promo nino56 january 6, 2015 00:31 3
Buy for 20 tokens
Этот чёрный туннель казался бесконечным. Дарсен Блэйн проваливался в него всё глубже и глубже, но страх от падения постепенно исчезал. Даже кромешная тьма уже не так давила, и спокойствие заполняло его всего без остатка. Где-то там, вне туннеля, раздавались голоса, они казались Дарсену…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • отзыв о любимой картине (1989г.)

    Картина А.К. Саврасова" Зимний пейзаж" Сколько в ней тревоги и напряжения! Огромное тёмно-свинцовое небо нависло над заснеженным…

  • В память о любимой учительнице...

    Я поднимаюсь по лестнице.Самых первых ступенек в полумраке не видно; ступаю осторожно,боясь споткнуться.А когда их преодолеваю, наступает облегчение,…

  • Мои миниатюры

    Листок бумаги дрожал в её руке, неожиданно ослабевшей.Такие долгожданные строки. а радости нет, только смертельная усталость и пустота. Ожидание,…