nino56 (nino56) wrote,
nino56
nino56

Парадокс демона

Попытка фантастического рассказа. За него я получила изрядную долю критики и, в общем,  неплохие баллы. Не хватило буквально несколько для приёма в сообщество....
                                                                                                  1
- И сослать на планету Земля,  сроком на один земной год,  с пребыванием в карантине в течение  двух циклов  после возвращения…                                                                                                                                           
Фраза о карантине на время заслонила  Эрлу сам приговор. Нежно–салатовая оболочка плазмоида  стала фиолетовой  и искрящейся от возмущения.   Охранники угрожающе протянули к нему щупальца-протуберанцы,  призывая успокоиться.                                                                                     
  – Мне жаль, Эрл, но ты нарушил первый и пятый пункты  Кодекса Спокойствия. Кроме того, было оказано сопротивление Блюстителям, а при обыске найдены  таблицы кварковой теории  Эзида, запрещённой пунктом седьмым Кодекса Знаний… - мыслеграмма  Элоина  показалась Эрлу неискренней, и он  блокировал приём  сигнала.                                                                                                                                                                         
 Да,  Элоин изменился с тех пор, как вошёл в Совет Благоденствия  Энтропос.  Впрочем, сама родная планета показалась Эрлу другой.  Десять циклов, проведённых им на Тау Кита по заданию Межгалактического Центра, были полны напряжённой исследовательской работы, поэтому Эрл почти не следил за новостями.  Прибыв домой, он  первым делом направился в Нирвану, где расслаблялся после длительных  космических командировок. Здесь всегда  можно было получить подпитку для истощённой плазменной оболочки, уединиться в капсуле Одиночества,  блаженно взирая на кварково-глюонную  цветомузыку и слушая зов космических сфер. Наконец, можно было просто встретиться со старыми друзьями,  помыслеграммить   с ними о том, о сём, обсудить новости  Галактического Кольца  и  Энтропос.  Эрл искренне обрадовался, встретив в Нирване Элоина. Но тот вёл себя напряжённо, попросил капсулу на двоих, где, первым делом, провёл каким-то странным прибором  по стенам, и лишь тогда, сообщив о своём  назначении, попросил внимательно  изучить новый Свод законов планеты  Энтропос.                                                                                            
Эрл был в недоумении. Свод законов он так и не открыл:  потребовали срочно составить отчёт  о проделанной работе. По вечерам, выходя на улицу и глядя на энтропианцев,  спешащим по своим делам он пытался понять, что же не так в этой обычной суете. И наконец, его осенило:  исчезла хаотичность. Движение выглядело строго упорядоченным. Исчезла яркость  - цветовая гамма плазменной  оболочки  жителей Энтропос  всегда была очень красочной - а сейчас выглядела приглушённой и почти однородной.                                                                                                              
 Отправив отчёт в Центр,  Эрл задумался.  Элоин явно чего-то боится. Что это за  новый Свод?                                                                                                                                                                                 
   Сухие строки законов  Свода навеяли на Эрла тоску.  Многое показалось  просто абсурдным, и он решил прогуляться. Та прогулка  стоила ему свободы.                                                                                                         
Вспоминая  в Ограничителе  до мельчайших подробностей свой злосчастный променад, Эрл так и смог понять, что же он нарушил. Да, нагрубил служителю Нирваны, отказавшему ему в дополнительной подпитке. Но ведь потом извинился. Да, приблизился на опасное расстояние к двум плазмоидам,  упорно следовавшим   за ним по пятам. Но ведь хотел только припугнуть. Оказал сопротивление Блюстителям? Да какое там сопротивление, они вырубили его со второй попытки. Таблицы Эзида? Но ведь именно Эзид объяснил строение плазменной оболочки энтропианцев.  Мыслеграмма, отправленная   Элоину,  так и осталась без ответа.                                                                                                                                                              Эрл знал, что больше всего провинившиеся  жители планеты боятся карантина.  Мыслеграммили, что там каким-то образом  воздействуют на сознание. В ссылку отправляли редко и лишь в пределах Галактического Кольца. Земля  не входила в его состав из-за удалённости. Органическая форма жизни на этой планете делала невозможным пребывание  на ней плазмоидов  без специальной защиты.  Ссылка туда – это безумие, и, тем не менее, для него самая, что ни на есть, реальность…                                                                                                                                                                                           
 За два периода до исполнения приговора,   Элоин  появился в Ограничителе опять  со своим прибором.   «Боится прослушки, - понял Эрл,- плохи дела на планете Энтропос.                                 
  – Да, боюсь. Многое я тебе не смогу объяснить. Но то, что ты должен знать,  сообщу. Прости, что не мог тебе поведать всё до прилёта, слишком большой риск. Ссылка – это задание, Эрл. Если бы я не был в тебе уверен, гулял бы ты сейчас  по нирванам.  Мы рассматривали и другие кандидатуры, но у тебя большой опыт исследований разнообразных форм жизни.                                                                 
 – Кроме органической, - напомнил Эрл.                                                                                                                               
  - Да, и именно это позволит тебе мыслить нестандартно.    Защитная капсула на Земле тебе не пригодится, для проживания там  будешь использовать тело человека,  да сбрось ты свою синьку, будь внимателен.   Энтропианец  Энол  встретит тебя,  все инструкции  получишь  от него.                                  
– А  карантин?                                                                                                                                                                                 
 – Карантин будет.  Не бойся, это обычная процедура после возвращения с  чужих планет.  Удачи, друг! Да, и новый Свод законов изучи  обязательно, особенно изменения.   Элоин протянул ему свой протуберанец, сверкнул  зеленоватыми искрами   и скрылся, оставив Эрла наедине  со своими догадками.
                                                                                                      2

- Ишь,   разлетались, неугомонные, - ворчал сторож Михеев,  глядя в звёздное небо. – Уже вторая. Первая почти год назад приземлилась.                                                                                                               
 Иван Кузьмич Михеев был трезв, как стёклышко.  Старый заброшенный бункер, который он охранял, называл не иначе, как  ОПС – объект повышенной секретности. К работе он относился со всей серьёзностью: охотничье ружьё, извлечённое из сундука под амбарным замком, - тому подтверждение.  Службу Михеев нёс днём, но порой, когда ему не спалось, он брал свою берданку  и шёл на свой наблюдательный пункт – небольшую вышку.  Кузьмич всем говорил, что нанял его военный в чине полковника, приказав никого не пускать внутрь, особенно пронырливых мальчишек. Сельчане и верили,   и нет: бункер остался от расформированной воинской части, так что вполне походило на правду – зарплату Михеев получал исправно. Взрослые предпочитали к объекту не соваться: шёл слух о повышенной радиоактивности, но мальчишек тянуло туда, как магнитом, посему назначение Кузьмича родители сорванцов одобряли. Но втихомолку они подсмеивались над безобидным стариком, особенно тогда, когда он начинал говорить о летающей тарелке.                                                                                                                                                                       
 – Иду я как-то поздно вечером от Митрофанова, темно, хоть глаз выколи. И вдруг свет над полем, яркий такой, белый. Смотрю: а она, точь в точь такая, как в фильме американском, висит.                            
– Кузьмич, а чего это ты к Митрофанову так поздно ходил?                                                                                            
- Чего, чего…  - ворчал старик, - надо было.                                                                                                                  
– А инопланетяне тоже такие, как в фильме?                                                                                                                    
- Не, инопланетян я не видел. Шар изумрудный выкатился, а потом он стал, как синька, тарелка  рванула вверх, а шар в бункер покатился. После этого военный меня и нанял. Должно быть, эксперименты проводят.                                                                                                                                                                               
Михеев и сам не особо верил в инопланетян. Кроме того, шёл он тогда от Митрофанова в крепком подпитии, может,  и померещилось про шар. Но тарелка была точно, ибо хмель тогда с него как рукой сняло: ночью разбуди, он её с закрытыми глазами нарисует.                                                               
 И сейчас, глядя на приближающуюся звезду, сторож Михеев не удивился, ибо это твёрдо укладывалось в понятие:   эксперимент проводят. Снова всё  повторилось: яркий свет, огромная тарелка над полем, изумрудный шар, синеющий на глазах…Но было такое, что заставило сторожа вздрогнуть: тяжёлая бетонная заслонка входа в бункер  легко отошла в сторону, оттуда выкатился шар  красного цвета  и покатился навстречу синему. Вскоре оба шара исчезли в бункере, оставив старика в размышлениях по поводу,  до чего же дошёл прогресс.
                                                                                                      3
Энол  плыл  по  коридорам бункера, петляя то вправо, то влево. Эрл еле поспевал за ним: земная сила тяжести давала о себе знать. Наконец, нырнув  в какую-то нишу, они очутились  в помещении, чем-то напоминающим  капсулы энтропианцев.                                                                                     
– Да, да, похожа. Здесь можно снять защиту, атмосферный состав такой же, как на Энтропосе,  и сила тяжести тоже, - Энол ловко избавился от энергетической защиты, наблюдая, как безуспешно это пытается сделать Эрл.                                                                                                                                              
- Давай помогу, - и щупальцами легко стянул прозрачную плёнку с растерявшегося товарища.           
 Эрл осмотрелся. Похоже на кабину космического корабля: ряды мигающих  панелей, экраны, на одном из которых была изображена звёздная  карта Галактики, на другом - объёмная модель планеты Земля.                                                                                                                                                                                  
 – Ну что же, будем считать, что знакомство состоялось, а теперь по порядку. Свой естественный облик мы можем принять только здесь, в остальных случаях будем использовать человеческое тело. Люди не умеют передавать мысли на расстояние, они издают специальные звуки при помощи своего речевого аппарата, это у них называется разговаривать. Обучаются этому долго, поэтому тебе придётся пройти ускоренный курс.  Мыслеграммами мы будем обмениваться при помощи чипа. Человеческое тело очень уязвимо, поэтому его надо беречь. Многие его функции могут нам показаться бесполезными, но мы не у себя дома, да и не для этого сюда посланы. На Земле я уже  десять циклов, что равняется одному земному году, но пока успел узнать немногое. Надеюсь, Элоин сделал правильный выбор, и с твоей помощью  мы сможем понять, что же происходит на Энтропосе, и почему разгадка всему здесь на Земле.                                                                   
За свою долгую исследовательскую деятельность  Эрл приучил себя ничему не удивляться. Но тут он не сдержал изумления, увидев тело, в которое ему придётся облачиться. Эмоции  энтропианцы  выражают цветом: радужная палитра  Эрла позабавила Энола, и  он тут же промыслеграммил:                  
 - Тебе ещё многому придётся удивляться. Главное, чтобы ты ни на миг не забывал, для чего  мы здесь находимся.                                                                                                                                                                       
И энтропианцы, издавая лёгкий треск и свечение, поплыли в ещё одну открывшуюся нишу.
                                                                                                         





                                                                               

       Продолжение следует


 
Tags: мои рассказы
Subscribe

promo nino56 january 6, 2015 00:31 3
Buy for 20 tokens
Этот чёрный туннель казался бесконечным. Дарсен Блэйн проваливался в него всё глубже и глубже, но страх от падения постепенно исчезал. Даже кромешная тьма уже не так давила, и спокойствие заполняло его всего без остатка. Где-то там, вне туннеля, раздавались голоса, они казались Дарсену…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments