nino56 (nino56) wrote,
nino56
nino56

Category:

Как посмотреть, да как сравнить...продолжение

И в заключение о фильме Тарковского "Солярис".  По словам Н. Бондарчук, роман и фильм «разнятся в главном: Ст. Лем создал произведение о возможном контакте с космическим разумом, а Тарковский сделал фильм о Земле, о земном».
Я посмотрела фильм в восьмидесятые.
При всём уважении к Донатасу Банионису, его Крис Кельвин показался мне равнодушным и отстранённым.
Хари  в исполнении Натальи Бондарчук какая-то искусственная, что ли. Правда, потом узнала, что в этом и состоял замысел Тарковского: показать, как постепенно очеловечивается существо, созданное Океаном.
Снаут в исполнении Ярвета и Сарториус в испонении Солоницина очень убедительны.
Символику Тарковского поняла не полностью.

Вот как даётся расшифровка метафор фильма:

Крис Кельвин на неопределенный срок отправляется на космическую станцию, находящуюся на орбите планеты Солярис. Отец считает сына неготовым к такому испытанию, но подобно евангельскому отцу все-таки отпускает его в путь и даже дает ему знак сыновства. В данном случае это реликвия – документальная пленка об их семейном прошлом, которая одинаково дорога обоим.
Как нами уже отмечалось, Тарковский проводит и визуальные параллели с евангельской притчей о блудном сыне. В начале это рисунок «Польский всадник», который в оригинале называется «Блудный сын покидает отчий дом»: в сценах прощания Криса с Землей несколько раз появляется красивейший жеребец, окутанная тайной символика которого в свое время вызвала большие разногласия. Самого Андрея Арсеньевича часто спрашивали, что означают в его фильмах ветер, дождь, огонь, конь, черная собака, рыба и еще множество разных вещей, что у него вызывало смущение, и он отвечал:
«дождь, огонь, вода, снег, ветер – все это часть материального мира, в котором мы обитаем. Я верю в жизненные истины и рассказываю о них. Соответственно, я удивляюсь, когда мне говорят, что люди не в состоянии получить удовольствие просто от созерцания природы, когда это с такой любовью перенесено на экран, а должны искать какую-то скрытую мысль, которая, как они чувствуют, должна там быть.»
Однако очевидно, что это объяснение все-таки не является совсем откровенным. Например, вода как стихия, трижды использованная в фильме, бесспорно, является символом очищения. Вначале это — ливень перед отправлением Криса, к которому он совершенно нечувствителен, поскольку не готов к очищению; во второй раз это — вода, которой мать омывает запачканную десницу Криса, и в третий раз — это совершенно непонятная теплая вода неизвестного происхождения, струящаяся с потолка при возвращении в отчий дом, незаметно увлажняющая спину и плечи отца Криса, — это, несомненно, слезы сыновнего раскаяния.
Рембрандтовский юный жеребец, который напугал пришедшего в гости мальчика, — символ той неуемной юношеской энергии, которая побудила блудного сына покинуть родной кров; однако здесь же появляется пожилая женщина, видимо, тетя Криса (ее роль исполняет директор предыдущего фильма, талисман и административный покровитель Тарковского Тамара Огородникова), которая объясняет мальчику, что конь сам по себе вовсе не страшен. Страшен не конь, а его безудержное, неукротимое стремление к необузданной скачке.
Темы Земли и родителей в романе нет вообще. Лем, возможно, был единственным человеком, которому фильм принципиально не нравился, он даже до конца не досмотрел картину. Он писал:
«Тарковский снял совсем не «Солярис», а «Преступление и наказание». Ведь из фильма следует только то, что этот паскудный Кельвин довел бедную Хари до самоубийства, а потом по этой причине терзался угрызениями совести, которые усиливались ее появлением, причем появлением в обстоятельствах странных и непонятных… А совсем уж ужасным было то, что Тарковский ввел в фильм родителей Кельвина, и даже какую-то его тетю… Но прежде всего — мать, а «мать» — это «Россия», «Родина», «Земля». Это меня уже порядочно рассердило. Были мы в тот момент как две лошади, которые тянут одну телегу в разные стороны... «Солярис» — это книга, из-за которой мы здорово поругались с Тарковским. Я просидел шесть недель в Москве, пока мы спорили о том, как делать фильм, потом обозвал его дураком и уехал домой... Тарковский в фильме хотел показать, что космос очень противен и неприятен, а вот на Земле — прекрасно. Но я-то писал и думал совсем наоборот»…
На самом деле Тарковский вовсе не думал о том, что лучше — космос или Земля. Он говорил о фильме: «Я считаю неудачной картину «Солярис» потому, что мне не удалось уйти от жанра, от каких-то фантастических деталей, так как в «Сталкере» мне удалось преодолеть этот жанр и удалить признаки научной фантастики совершенно.»

Крис прощается с отчим домом. Решение принято, и конь тоже будто готов к свободной необузданной страстной скачке в необозримом пространстве… В специально разведенном костре Крис сжигает все нити, связывающие его с прошлым. Он берет с собой только наполненную землей железную коробочку, кинопленку с семейной хроникой и фотографии двух женщин. Это — его возлюбленная, как олицетворение земной жизни и рано умершая мать, как воспоминание о безгрешном детстве. Правильное отношение к этим двум людям, этим двум художественным образам – основное содержание драмы фильма.
Для Криса Кельвина космическая станция – замкнутое пространство. Подобно блудному сыну его душа отягощена не только блудным грехом, но и его худшими последствиями. Его возлюбленная Хари не вынесла участи безжалостно покинутой женщины и совершила самоубийство. Согласно древнегреческой пословице выпавший на землю дождь обратно не воротишь, что было, то было и Крису пришлось продолжать жить, но от смертного греха человеку не скрыться. Мыслящий Океан на планете Солярис, который и в фильме, и в романе есть олицетворение Бога как Абсолютного разума, посылает Крису Кельвину, уснувшему на космической станции, расшифрованную из его подсознания и материализованную модель угрызения совести: точный двойник его возлюбленной Хари, которая ни минуты не могла существовать без Криса. Конечно, разобравшись в сути дела, Крис заманил двойника Хари в ракету и не раздумывая послал на орбиту, но механическими действиями угрызений совести не исцелить, и, как и следовало ожидать, псевдо-Хари вновь появилась.
С этой минуты в Крисе начинается настоящая духовная брань. Работающий на станции ученый Сарториус предлагает Крису разработать план аннигиляции, то есть механизма полного уничтожения этой модели, состоящей из нейтрино. И Крис, и зритель стоят перед дилеммой. В известной сцене в библиотеке в положении невесомости совершенный Крисом грех представлен в отвлеченном абстрактном виде: перед нами всплывает столь отличная и чужая от отцовского нравственного мира дальняя сторона, которая представлена художественным мироощущением нидерландского живописца Питера Брейгеля (точнее Брёгеля) Старшего (около 1525/30–1569); как недостижимая духовная ценность на глазах промелькнет иллюстрированная книга о Дон Кихоте – столь органичная и неотъемлемая принадлежность интерьера отцовского дома; и парящие в этом пространстве Крис и Хари в точно повторенной рембрандтовской композиционной позе с картины «Автопортрет с Саскией на коленях», которая в оригинале называется «Блудный сын в стране далече».
Но в Крисе просыпается чувство истинного покаяния, и он принимает беспрецедентное решение: во искупление своего рокового греха он намеревается навсегда остаться на станции и полюбить двойника Хари как настоящую женщину. Перед нами – чудесная метаморфоза: глубокий психологический катарсис Криса действует на женщину-матрицу, и наиважнейшую мысль в фильме: «Я люблю, значит, я человек» высказывает героиня одаренной 18-летней актрисы Натальи Бондарчук, для которой эта роль до сих пор остается главной.
Мыслящая человеческими категориями Хари, исходя из абсурдности положения, оставляет Крису письмо и навсегда покидает его, измученного и обессиленного величайшими потрясениями. Вместо нее во сне приходит мать, которую он не видел с детства, которая ухаживает за ним, омывает и исцеляет его.
Пробудившись, Крис увидит в железном ящичке расцветшее растение. Кибернетик Снаут сообщает ему, что Океан планеты Солярис отозвался на ранее посланную энцефалограмму Криса, и, наконец, удалось установить долгожданный контакт.
Начинается финальная сцена фильма. Крис возвращается домой — покинутый им но все же хрaнящейся глубоко в подсознании прежний мир, который и перед зрителем предстает замерзшим, но не мертвым. Удивительно и неожиданно, что костер, разведенный Крисом в начале фильма для уничтожения всех нитей, связывающих его с прошлым, всё еще не погас… Крис заглядывает в окно. Здесь все так же, как и до его отправления; даже железная коробочка лежит на подоконнике. Вода-слезы омывает плечи отца, чего он даже и не замечает.
Отец выходит навстречу Крису на крыльцо. Крис опускается на колени и припадает к отцу. Обознаться невозможно – перед нами ожившая композиция рембрандтовского «Блудного сына». Кадр отдаляется от нас, и отчий дом постепенно превращается в крошечный островок в необозримом Океане планеты Солярис.
http://u.to/0dYn










Tags: кино размышлизмы
Subscribe

  • Умыть Голливуд

    Вчера в русскоязычном сегменте интернета бурно обсуждали прибытие на МКС киношного экипажа. Мнения разделились. Кто-то считает, что в этом нет ничего…

  • " Комсомолка" и все, все, все

    Можно по- разному относиться к СССР и ее политическим организациям. Можно ненавидеть коммунистов, снисходительно относиться к комсомольцам, жалеть…

  • Про полосы на мониторе и в жизни

    Полосы бывают разные. Мои не скажу чтобы черные, но неприятные, и снова технического плана.В общем, мой монитор, которому уже годков немало,…

promo nino56 january 6, 2015 00:31 3
Buy for 20 tokens
Этот чёрный туннель казался бесконечным. Дарсен Блэйн проваливался в него всё глубже и глубже, но страх от падения постепенно исчезал. Даже кромешная тьма уже не так давила, и спокойствие заполняло его всего без остатка. Где-то там, вне туннеля, раздавались голоса, они казались Дарсену…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments

  • Умыть Голливуд

    Вчера в русскоязычном сегменте интернета бурно обсуждали прибытие на МКС киношного экипажа. Мнения разделились. Кто-то считает, что в этом нет ничего…

  • " Комсомолка" и все, все, все

    Можно по- разному относиться к СССР и ее политическим организациям. Можно ненавидеть коммунистов, снисходительно относиться к комсомольцам, жалеть…

  • Про полосы на мониторе и в жизни

    Полосы бывают разные. Мои не скажу чтобы черные, но неприятные, и снова технического плана.В общем, мой монитор, которому уже годков немало,…