January 17th, 2015

я

Степан и Дуня (деревенские истории)

                                                                                                                                                               
                      дуня                                                                                                                                        

                                                  Хороша была Танюша, краше не было в селе...
                                                                                                 С. Есенин                                                                                                                       
                                                                                                                                                                                                                                                                                  

Степан угрюмо слушал отца, по лицу ходили желваки, правая рука невольно сжалась в кулак.
- И не смотри на меня зверем, не смотри, сам мне потом спасибо скажешь! - почти взвизгивая, кричал отец. - У твоей Дуни в сундуке лишь тряпьё, а за Марусей хороший кусок земли дают, и не песок, как у нас. Это сейчас у вас милования, обнимания, а поженитесь, дети пойдут, чем кормить их будешь? В заработки поедешь, а жену нам с матерью пристроишь? Нам есть кого пристраивать, вон две девки на выданье...
Мать молчала, переставляя с места на место горшки на кухонной полке, вытирала полотенцем ложки и лишь украдкой смотрела на сына глазами, полными сочувствия. Дуня в роли невестки её устраивала больше, чем Маруся: красивая, работящая, из большой, дружной семьи, но  безземельная...
-В общем, так,-сказал, как отрезал, отец, - завтра засылаем сватов. Неча дальше тянуть. С её отцом я разговор имел, он не против...
"Конечно, не против,- с отчаянной злостью думал Степан,- спит и видит, как спихнуть с рук такое сокровище"...
Ни на кого не глядя, он  нахлобучил на себя  шапку, которую мял в руках и, хлопнув  дверьми, почти выбежал во двор.
- Ишь ты, расхлопался! - неслись вдогонку слова отца.- К любезной своей побежал.Беги, беги, попрощайся...
По знакомой тропинке Степан шёл к озеру.
Хутор его Дуни находился немного в стороне, но сейчас ему нужно хорошенько подумать над горькой правдой слов отца. Никуда не убежать от от этой реальности: либо уехать на "чужынУ", чтобы скопить  денег на свой хутор- вон Василь уже год , как в Аргентине, пишет, что неплохо устроился,- но сколько бумаг нужно, да и боязно как-то... А Василь всегда бесшабашным был, девчата к нему так и липли, но ни одна ему не запала в сердце.
- И что ты сохнешь по ней? - говорил он Степану. - Девка, как девка, вон сколько их , только позови....
Степан и сам порой удивлялся, чем его так приворожила Дуняша МылЯнова -в деревне и на хуторах мало кого звали по фамилиям, чаще по прозвищу. Её деда  звали Емельяном, Мыляном по местному. Другие имена звучали  не менее своеобразно: Антон - Антэк, Михаил - Мыхалко, Нестор - Нэстэр...
Степан был Маништуком.Это была кличка, которую получил его покойный прадед за то,что любил о своей жене говорить: " О, Маня - щэ та штука..."
- Маништучок ты мой!- в запале нежности говорила порой ему Дуня, приглаживая ему чуб.
Она не стеснялась выражать свои чувства, у неё это выходило просто, естественно, без мнимой неприступности, но легко доступной она не была, знала себе цену, умела поставить охальников на место. Она часто любила смотреть на своего избранника исподлобья, отчего взгляд её становился притягательным и зовущим...Иногда она позволяла себя поцеловать, но всегда выскальзывала из слишком жарких объятий, чем доводила Степана до иступления.
Порой Дуня грустила: до неё доходили слухи о том, что Степану подыскивали подходящую пару. В тот момент им было хорошо вместе, но будущее нависало над ними неизвестностью и отравляло счастливые мгновения встреч...
Озеро возникло неожиданно, распахнулось в своей ширине, позвало ласковым плеском волн на другой лесной берег...
Степан  нашёл  свою лодку, хотел уже оттолкнуться от берега и уплыть, куда глаза глядят, как его окликнул дед Андрийко, вышеший из подлеска с сетями на плечах.
- Сынок, погоди, не уплывай, помоги мне сети закинуть, несподручно одному.
Степан с каким-то сожалением взглянул на лодку, на другой берег,как будто там он мог  отрешиться от всех проблем, взял в руки поданное ему весло, оттолкнул лодку с дедом и вскочил в нее сам.
- Греби, сынок, левее, к Подбелью, там затишнее. Чего это ты сегодня такой смурной?
Степан махнул рукой и, сам от себя не ожидая, вдруг рассказал Деду Андрийку всё.
Дед слушал его  сбивчивый рассказ молча, лишь плеск волн перебивал горячечный рассказ парня.
- Давай, сынок, сначала закинем сети, а потом я расскажу тебе сказку, а ты уж сам решишь, как тебе быть...
                                                (Продолжение следует)
promo nino56 january 6, 2015 00:31 3
Buy for 20 tokens
Этот чёрный туннель казался бесконечным. Дарсен Блэйн проваливался в него всё глубже и глубже, но страх от падения постепенно исчезал. Даже кромешная тьма уже не так давила, и спокойствие заполняло его всего без остатка. Где-то там, вне туннеля, раздавались голоса, они казались Дарсену…
я

Степан и Дуня ( деревенские истории)

Когда сети были закинуты, дед Андрийко и Степан присели  на поваленном  дереве сосны.
-Когда сватов засылаете?- вопрос деда вернул Степана на грешную землю.
- Отц говорит, что завтра.
- Значит, Марыся, - дед Андрийко похлопал Степана по плечу. -  Не грусти, хлопец, не самой худшей женой будет.
- Дидусь, а ты откуда знаешь?
- Дак твой отец мне все уши прожужжал, мол, женю сына на Марыси, за ней землю дают.
Андрийко помолчал , а потом спокойно и рассудительно, как только он один и умел, стал говорить:
-  Ты не сердись на отца, сынок, что он земле Марысиной радуется. Земля у вас плохая, на лучшую денег не хватило.Сколько пота он пролил, чтобы из этой земли кусок хлеба иметь.Участок, что за Марысей, низковат, правда, но это и хорошо. Твой на высоком, её на низком, где-нибудь да и зародит. А Марыся давно по тебе сохнет, любить тебя будет...
- Да что мне с её любви, она мне не люба!
- И-и, не скажи Степанко, это лучше, чем оба без любви. Ты усталый с пахоты придёшь , она тебе тёплые щи из печи, рубашку чистую, уложит, укроет...
Голос деда предательски дрогнул, он отвернулся, чтобы скрыть слезу. Пять лет назад он похоронил свою жену и с тех пор жил бобылём в своей избе, двое детей померли в малолетстве, и на все старания хуторян подобрать  ему  пару, отвечал отказом
-Дед, а сказка?
- Ну слушай, сынок. Позвал однажды бог к себе мужчину и женщину, вручил им завязанные мешки и попросил их отнести к воротам рая.Но перед этим приказал мешки не развязывать и не смотреть , что там. И вот идут они каждый своей дорогой, несут мешки, а мешки тяжёлые, а дорога долгая, время от времени приходилось отдыхать. И каждый раз,когда они сбрасывали свои мешки, в них что-то шевелилось, трепыхалось.Очень уж хотелось  женщине открыть  мешок просто из любопытства. Очень хотелось мужчине посмотреть, что внутри, слишком тяжёлым казался ему мешок.Но вспоминали они предостережение господа и шли дальше. И вот ворота уже близко, последний  раз решили отдохнуть мужчина и женщина. Но когда опускал мужчина мешок, задел верёвку, и мешок развязался. Выпорхнули оттуда голуби, и улетели.А женщина, хотя  и хотелось ей отдохнуть, решила продолжать свой путь дальше.Первым пришёл мужчина, повинился перед встретившим его господом.Потом пришла женщина, опустила мешок , развязал его господь и выпустил на волю голубей
- А теперь слушайте меня, дети мои! Если бы вы донесли оба мешки неразвязанными, то вы бы всегда находили друг друга, и пары были бы идеальными. Но у мужчины развязался мешок, ибо у него не хватило терпения донести его не отдыхая. И теперь ему всегда придётся искать свою пару, делать выбор, не всегда правильный. Женщина прошла свой путь до конца, она оказалась терпеливее, и это поможет ей  принять выбор, даже если он будет ей не по нраву.Она сможет найти утешение в детях.
И с тех пор мужчина обязан выбирать, а женщина подчиняться выбору.
Степан горько улыбнулся.
- Увы, выбор делаю не я.
-Наберись терпения, сынок. Господь любит терпеливых. Я пойду домой, а ты, ты сам знаешь куда тебе идти...
Степан долго смотрел вслед деду Андрийку, пока его сгорбленная фигура не исчезла в кустарнике.

лодка