August 5th, 2014

я

Вторая туфелька

«Чёрт дёрнул меня жениться во второй раз - бубнил себе под нос Лесничий. Он возвращался со службы, слегка пошатываясь, сапоги скользили по весенней грязи, иногда попадая в колдобины, но каким-то образом ему удавалось сохранять равновесие и не упасть. Впрочем, эту дорогу он мог пройти с закрытыми глазами: не удивительно - столько лет на службе! Лесничий сегодня слегка выпил, так, самую малость, чуть-чуть, чтобы позлить жену. Ему нравилось, когда она, чопорная ханжа, округляла глаза и трескучим, металлическим голосом объявляла, что если такое ещё раз повторится, то она выгонит его вместе со своей неумехой - дочкой из дома, что он во всей округе не сможет найти работу, что все двери порядочных домов перед ним будут закрыты, и им придётся побираться как последним нищим. «Как же выгонит, - мысленно злорадствовал он, дом-то - мой!» Он узнал об этом недавно, у знакомого нотариуса, не хватило у его благоверной каких-то поддельных документов, и даже за большие деньги никто не решился пойти на подлог. Но долгое время Лесничий был уверен, что дом он потерял, когда жена, тряся перед его носом бумагами, кричала, что если он   не возьмётся за ум…ну и так далее и в том же духе, а его дочка испуганно глядела на мачеху и прижималась к отцу. При мысли о дочке у Лесничего гнев постепенно улетучивался. «Неумеха, да вы пропали бы без неё, все знают, что у Золушки золотые руки и доброе сердце, она никогда никому не отказывала, хотя была загружена работой по дому постоянно». На самом деле у дочки чудесное имя – Эмилия. Золушкой её стала звать сердобольная соседка, которая, видя, как она трудится день-деньской, причитала: « Ох, детонька! И руки у тебя золотые, и сердце такое же, чисто Золушка!» Вскоре все её стали так называть, даже мачеха с дочками, правда, под настроение, а чаще всего сухо – Эмма. Подходя к дому, лесничий увидел роскошный автомобиль. Недоумевая, кто бы это мог быть, он вошёл в дом. Жена только поморщилась, но скандал устраивать не стала, сказала, что уедет на пару дней с дочками к подруге, а со своими гостями пусть он сам разбирается. С гостями? Гости к лесничему появлялись редко, близких не было, а друзья предпочитали его маленькую сторожку, которая одновременно была и офисом, и домом, и местом для застолий и горьких размышлений. В гостиной он увидел женщину, которая смутно напомнила ему его покойную жену. Та же фигура, причёска, те же черты лица, но как-то всё очерченнее, резче. Он вспомнил, что покойная жена как-то рассказывала ему о старшей сестре, которую взяли на усыновление из приюта после смерти родителей, и с тех пор она так ничего и не знала о ней. Долгие поиски так и не увенчались успехом и прибавили немало седины в роскошные волосы жены, о, как он любил перебирать её пряди! Женщина обернулась на звук его шагов, поднялась ему навстречу. « Я Шарлотта, сестра Жанетты, впрочем, Вы, наверное, догадались», - она посмотрела на маленький портрет, который стоял на столе (Золушка всегда носила его с собой, видно, сейчас, по просьбе гостьи, оставила на столе, а сама хлопотала на кухне). « Я Рауль, - пробормотал лесничий,- мы искали Вас с Жанетт, но безуспешно». « Меня не было в этом городе, и даже в этой стране, но, неважно, я рада встрече, у Вас прекрасная дочь, а у меня чудесная племянница». За столом неловкость первых минут сгладилась. « Ваша вторая жена, Гортензия, как бы это помягче сказать,…» « Не надо, помягче, знаю, что дурак, думал Золушке женская рука нужна, я на работе всё время, а тут… - он осушил бокал и как-то безнадёжно махнул рукой. Шарлотта внимательно посмотрела на него: « Не будем о грустном, я вам подарки приготовила. Михаэль!» Вошёл статный молодой человек, неся в руке огромные чемоданы. « Знакомьтесь, мой помощник, Михаэль, а это мой свояк Рауль и моя племянница, Золушка, солнечная девочка». Золушка покраснела, редко её хвалили в присутствии других людей. «Вы посмотрите подарки, а мы в гостиницу, устали с дороги», - Шарлотта засобиралась, но осмелевший лесничий преградил ей дорогу. «Нет, нет, в доме есть комната для гостей, Вы с Золушкой пообщаетесь, а я вот с молодым человеком, ему тоже комнату найдём. Оставшись вдвоём, Шарлотта и Золушка некоторое время молчали. Затем Шарлотта улыбнулась: « Подойди ко мне, моя девочка. Дай я тебя обниму ещё раз». Золушка расплакалась в её объятиях. Шарлотта гладила её золотые волосы и, сдерживая слёзы, говорила: « Всё будет хорошо, Я не дам тебя в обиду. Посмотри, какое платье я тебе купила. Примерь, пожалуйста!» Когда Золушка появилась в новом платье перед тётушкой, та не смогла сдержать восхищения. Красавица! Обязательно её надо познакомить с молодым человеком! Скоро у градоначальника будет бал, Золушка там будет лучше всех этих чопорных красавиц! Подучить её некоторым правилам…. «Золушка, ты хочешь попасть на бал?» Золушка смутилась: « Я не умею танцевать, тётушка». «Это не проблема. Я попрошу Михаэля. Он тебя научит, время ещё есть. Согласна?» Золушка кивнула головой. В это время захмелевший лесничий показывал Михаэлю его комнату. «Располагайтесь, а я, к сожалению, не могу составить Вам компанию, слишком много событий, мне надо отдохнуть»

Collapse )

promo nino56 january 6, 2015 00:31 3
Buy for 20 tokens
Этот чёрный туннель казался бесконечным. Дарсен Блэйн проваливался в него всё глубже и глубже, но страх от падения постепенно исчезал. Даже кромешная тьма уже не так давила, и спокойствие заполняло его всего без остатка. Где-то там, вне туннеля, раздавались голоса, они казались Дарсену…
я

хокку( проба пера)

Светлячок погас...
мир так хрупок и нежен
в непостоянстве.
***********************************************************************************************
Изгибы судьбы.
Но река в повороте
выпрямляется...
***********************************************************************************************
Верьте в удачу!
 Ведь ярче в падении
звёзды сияют.
*************************************************************************************************
(Хокку (или хайку) - лирическое стихотворение, форма японской поэзии. Хокку состоит из трех стихов: первый и последний стих хокку – пятисложные, а второй стих хокку – семисложный. Многие хокку (если не все) строятся на приеме, который называется со-сложением. Имеются два объекта, и хокку представляет динамику их отношений.
Хокку не называет, а ПОКАЗЫВАЕТ, не объясняет, а ПЕРЕДАЕТ. Во-первых, само трехстишие - это лишь одна маленькая картинка. Классические хокку обязательно строятся на соотношении автора, его внутреннего мира, с природой.
Сказать много небольшим количеством слов, знаков - главный принцип поэзии хокку.